Украинцы имеют длительное и довольно плотное знакомство с Чернобыльской Зоной Отчуждения (ЧЗО). Про Зону много пишут в СМИ, некоторые и сами там побывали с экскурсиями или в режиме сталкера-нелегала. Но мифов и фольклорных рассказов о ней по-моему меньше не становится. В принципе понятно – все опасное и непонятное со временем обрастает суевериями, сказками и историями, где правда настолько плотно перемешана с домыслами, что порой трудно отличить одно от другого. Кого-то в ЧЗО влечет радиационная романтика, кого-то жажда наживы. А потом эти люди возвращаются «на материк» и их байки, пересказанные другими людьми в сотый раз или по пьяному делу, становятся уж совсем оторванными от действительности.

Кое-что о самой радиации мы уже разбирали в статье: «Мифы радиационной безопасности». В данной статье я хочу коснуться не менее насущного вопроса: как же мы защищены от ЧЗО? С одной стороны все знают, что Зона – это режимная территория, куда попасть можно только с соответствующим допуском. С другой стороны, то сталкеры там шастают толпами и водят экскурсии мимо постов контроля, то статьи о самоселах появляются, то в сводках о чрезвычайных происшествиях мы слышим, как в очередной раз из Зоны вывезли радиоактивный металл или лес.

Что же там на самом деле: криминально-сталкерская вольница или жестко контролируемая территория? Я расскажу как, кто и что там контролирует, а вы уже решите в меру своего разумения.

Entrance to 30 km restricted zone around Chernobyl nuclear plant.

Кто контролирует?

Основным органом управления и контроля является Администрация ЧЗО, находящаяся в подчинении у Министерства Чрезвычайных Ситуаций. Отдельным королевством в королевстве является Чернобыльская АЭС со своим начальством. Администрация имеет информацию о радиационной обстановке на территории станции и вокруг нее, но внутри всем заведуют местные службы.

Глазами и руками Администрации на территории ЧЗО служит Государственное Специализированное Научно-Производственное Предприятие «Экоцентр» (ГСНПП «Экоцентр»). Именно туда стекается все информация о радиационной обстановке в Зоне. Они же проводят все исследования по влиянию радиации на окружающую среду, подземные воды, реки и озера, флору и фауну.

Кроме этого, на территории ЧЗО есть специальное подразделение милиции, которое контролирует Контрольно-пропускные пункты на границах Зоны, занимается поиском и отловом нарушителей и присматривает за порядком в городе Чернобыль, где вахтовым методом работает основное количество персонала Зоны.

Часть Зоны, примыкающую к Белоруссии, контролируют еще и пограничники. Администрации Зоны они не подчинены, но активно с ней взаимодействуют.

Еще на территории ЧЗО работают сотрудники СБУ, имеющие свои специфические задачи, ничем особо не отличающиеся от тех, что они решают на всей остальной территории Украины. Разве что с поправкой на местную специфику.

Что контролируют?

Основные усилия всех служб и подразделений направлены на три задачи:

  1. На постоянной основе получать информацию о текущей радиационной ситуации в ЧЗО.
  2. Предотвратить сверхнормативное облучения персонала, работающего на территории Зоны и ЧАЭС.
  3. Предотвратить вероятное распространение радиоактивных веществ с территории ЧЗО.

То есть, контролируют радиационную обстановку (разными методами, о которых мы поговорим ниже), дозы облучения персонала и движение людей, транспорта и перевозимых материалов внутри и на границах ЧЗО.

Здоровье всех тех, кто находится в Зоне нелегально, волнует контролирующие службы мало. В конце концов, люди сами могут решать, как им портить собственное здоровье, если они при этом не доставляют беспокойства другим. Но, во-первых, есть инструкция, так что «не положено», а, во-вторых, они же еще и тянут что-то из Зоны на память и сувениры. И это «что-то» далеко не всегда безобидно. В общем, сталкеров-нелегалов ловят без задора и особой злости, но систематически.

askro-stalker

Самоселов, которые живут там уже годами, не трогают, т.к. это в большинстве своем глубоко пожилые люди, доживающие свои последние годы вдали от суеты. Вреда от них никакого и их число естественным образом сокращается довольно таки быстрыми темпами.

Мне приходилось слышать байки о том, что вот кто-то приехал куда-то в Зону, занял там целый дом и живет в свое удовольствие, дожидаясь, пока Зону сократят до 10 километров, а у него уже тут «оппа!» и жилье, и земля. Однако, за все время моих достаточно таки активных и обширных путешествий по Зоне (легальных – расскажу ниже), я ни разу не встречал ничего похожего. И в рассказах местных милиционеров и работников СБУ такой информации не проскальзывало. Скорей всего байки пошли от табличек на некоторых частных домах в Чернобыле: «Здесь есть хозяин» или «Здесь живут», т.к. случается, что вахтовики их полулегально ремонтируют и заселяют (ну удобнее людям жить не в рабочей общаге с парой-тройкой соседей, а в иллюзии собственного дома). В Администрации смотрят на это сквозь пальцы, но это совсем не значит, что дом находится (или будет находиться) в собственности того, кто там временно поселился.

В общем, как я писал уже выше, борьба с нелегалами не главная задача контролирующих служб, а побочная не самая приятная обязанность. Лишние хлопоты.

Вот с нелегальными «металлистами» или «лесовиками» — там разговор и отношения совсем другие. Хотя тоже не всегда однозначные. Бывают и подкупы и халатность. И это является одним из факторов, почему функции контроля в ЧЗО стараются максимально автоматизировать и снизить влияние человеческого фактора. Итак…

Как контролируют?

Общая радиационная обстановка

До 2006 года основными инструментами наблюдения в ЧЗО были старенькая Автоматизированная система контроля радиационной обстановки (АСКРО) и мониторинг определенных точек в ручном режиме по графику. Автоматизированных точек контроля было что-то около полутора десятков. Представляли они собой устаревшие и отработавшие уже не один ресурс датчики системы радиационного контроля с какой-то базы атомных подводных лодок, преданных в ЧЗО по конверсии. Данные в Центр они передавали по телефонным проводам и общая надежность системы, как и покрываемая ей территория, оставляли желать лучшего. То датчик выйдет из строя, то провода порвутся, то довоенные коммутаторы уходят в режим вечного покоя.

В начале 2006 года, компания «Укратомприбор», сотрудником которой я стал чуть позже, выиграла тендер на модернизацию устаревшей АСКРО. Деньги выделил Европейский Банк Реконструкции и Развития (ЕБРР). На самом деле, так называемая «модернизация» представляла собой построение полностью новой системы на современном оборудовании. Просто старая некоторое время работала с новой в параллели. Чтобы была возможность наладить и оттестировать датчики, каналы связи и программное обеспечение.

askro-post

Модернизированная АСКРО представляла собой набор из 39 стационарных постов контроля мощности экспозиционной дозы (МЭД) гамма-излучения, 18 постов контроля аэрозолей в воздухе и новенькой метеорологической станции. Посты гамма-излучения передавали данные в центр по радиоканалу и были оснащены автономными источниками питания, которых хватало на год работы без подзарядки.

Кому интересны технически подробности может почитать тут: Модернизированная АСКРО

В 2008-2010 годах модернизированная АСКРО претерпела ряд усовершенствований и превратилась в полноценную Комплексную систему радиационного мониторинга и раннего предупреждения (КСРМиРП).

КСРМиРП в Чернобыльской зоне отчуждения разработана с целью расширения функций модернизированной автоматизированной системы контроля радиационной обстановки (АСКРО) и усовершенствования процессов постоянного контроля и мониторинга радиационного (радиоэкологического) состояния окружающей природной среды в Чернобыльской зоне отчуждения и зоне безусловного (обязательного) отселения, а также за её пределами.

КСРМиРП объединяет сеть из автоматизированных постов контроля, которые непрерывно осуществляют мониторинг окружающей среды и передают полученные данные с помощью радиоканала, использование которого наиболее целесообразно на территории Чернобыльской зоны отчуждения, которая не содержит развитой инфраструктуры проводной связи.

Общая площадь покрытия сети КСРМиРП составляет более 2000 кв.км. (при площади ЧЗО 2400 кв. км.).

(с) Комплексная система радиационного мониторинга 

В состав системы на данный момент входят:

  • 69 автоматизированных постов контроля МЭД гамма-излучения (включая посты контроля АСКРО);
  • 4 наземных и одна высотная метеостанции;
  • пост автоматического контроля радиоактивности аэрозолей;
  • 3 автоматизированных поста контроля воды (в т.ч. грунтовых вод);
  • комплект дозиметрического оборудования для использования на площадке;
  • устройство молниезащиты и защиты от перепадов напряжения;
  • 20 постов отбора проб воздуха;
  • центральный пост в г.Чернобыль;
  • удаленный центральный пост в г.Киеве;
  • системное, презентационное ПО и программы связи.

Данные системы доступны в интернете по адресу: http://srp.ecocentre.mns.gov.ua/

askro-centr

Чтобы получить более привычные нам микрорентгены (мкР), достаточно цифру показаний разделить на 10. Природный фон в Украине составляет около 20 мкР. Можете сравнивать показания сами и радоваться или ужасаться.

Сразу хочу предупредить, что датчики показывают нормальную мощность дозы именно для данного места, загрязненного после аварии на ЧАЭС. Поэтому показания в 200 и даже в 1000 мкР это нормально для ДАННОГО места. Датчик будет светиться зелененьким. При превышении мощности дозы, нормальной для данного места, датчик меняет цвет на желтый или красный, в зависимости от величины превышения. Это сделано для удобства визуального выявления проблемных точек оператором системы, а не для успокоения общественности.

Каждый раз, когда СМИ начинают нагнетать панику о состоянии дел в ЧЗО, я открываю этот сайт и проверяю ситуацию. Что советую делать и вам. Система построена так, что подделать данные на сайте практически невозможно. К тому же они транслируются в несколько европейских научных организаций, где за состоянием ЧЗО пристально наблюдают и мгновенно выявят подобные мистификации, даже если кто-то местный высокопоставленный отдаст указание это сделать, а технические специалисты таки найдут способ это осуществить.

Я принимал самое деятельное участие как в модернизации АСКРО, так и в дальнейшем расширении функционала данной системы до КСРМиРП, знаю ее сильные и слабые стороны, методы защиты от вмешательства и поэтому полностью доверяю ее показаниям.

В следующих статьях я расскажу как в ЧЗО контролируются выезжающие транспортные средства и люди, как осуществляется индивидуальный дозиметрический контроль персонала и несколько историй из реальной жизни о том, какими методами и путями из Зоны таки умудрялись вывезти лес и металлолом.

Часть 0. МИФЫ РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Часть 1. СИСТЕМЫ РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ЗОНЫ ОТЧУЖДЕНИЯ
Часть 2. СИСТЕМЫ РАДИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ЗОНЫ ОТЧУЖДЕНИЯ